Новые исследования средневековых памятников Белозерья

С 2006 г. в Белозерье проводится новый цикл полевых исследований, направленных на изучение начального этапа средневековой колонизации края. Отличительной чертой этих работ стало широкое использование современных методов изучения культурного слоя, включающих более тщательную фиксацию выявленных объектов и полную промывку исследуемых напластований на металлических ситах, что позволяет собрать все содержащиеся в слое находки.

Ведение раскопок на новом методическом уровне требует значительных затрат времени, а их результативность во многом зависит от выбора опорных пунктов. Учитывая это, работы были организованы на двух существенно различающихся между собой поселениях, потенциально позволяющих получить разностороннее представление о начальной истории развития региона. Одно из них — рядовое, миниатюрное по размерам селище Никольское V на р. Кеме, датированное X в.; второе — известное поселение Крутик IX–X вв., существование которого связано с системой протогородских центров, ориентированных на дальнюю международную торговлю. На обоих памятниках ранее уже проводились исследования, но применение новых методов раскопок позволило получить качественно новую информацию о характере и уровне жизни на поселениях.

Несмотря на небольшую вскрытую площадь — около 40 м2 на каждом памятнике, — объем полученной вещевой коллекции оказался необычайно велик: свыше 4200 предметов. Привлекает внимание структурная близость этих собраний. Около половины находок составили стеклянные бусы — яркий индикатор вовлеченности жителей в масштабную пушную торговлю. Важным результатом применения новых методов стало обнаружение значительного количества дирхемов — не только на Крутике, где их найдено 30 экземпляров, но и на кемском селище, с которого происходит 10 монет. Подобная концентрация дирхемов на столь разных по статусу поселениях позволяет по-новому оценивать масштабы присутствия арабского серебра в Белозерье и степень товарности местной экономики.

В то же время, между поселениями отмечаются и существенные различия. По насыщенности слоя вещами Крутик, где на каждом квадратном метре собрано более 80 предметов, примерно в 4 раза превосходит селище на Кеме. Здесь фиксируется и значительно более высокая концентрация предметов, связанных с бронзолитейным и косторезным ремеслом. Интересной находкой является миниатюрная роговая подвеска, изображающая бобра. Для понимания принципов обучения ремеслу важно отметить наличие в коллекции игрушечных орудий труда литейщика — льячек и литейных формочек. Судя по находкам роговых и каменных пряслиц, а также отходов их производства, косторезы Крутика занимались и обработкой камня, причем изделия местного производства технологически изготовлены точно так же, как и известные шиферные пряслица.

Важнейшим событием в истории исследования Крутика стало обнаружение некрополя, на котором были выявлены погребения, совершенные по обряду трупосожжения с последующим поверхностным рассыпанием кремированных останков и многочисленного погребального инвентаря. Продолжение исследования некрополя позволит найти ответы на важные вопросы, касающиеся истории формирования этого интереснейшего комплекса памятников и начальных этапов освоения северо-восточных окраин Руси.

К.и.н. С. Д. Захаров

Электронная версия издания