Памятники эпохи бронзы Северо-Западного Кавказа

Изучение памятников эпохи бронзы предгорной и горной зон Северо-Западного Кавказа и примыкающих районов Черноморского побережья является одним из традиционных направлений исследований Института; наша экспедиция работает здесь начиная с 1979 г. На протяжении последних лет основным объектом полевых работ были яркие и своеобразные памятники мегалитической дольменной культуры Кавказа, существование которой, в свете современных представлений, относится к III–II тыс. до н. э. В то же время, ее истоки и наиболее древние сооружения, среди которых часть погребальных памятников круга новосвободненской культуры, восходят к IV тыс. до н. э.

Кавказские дольмены привлекли внимание российских и европейских путешественников еще в конце XVIII — первой половине XIX в., а их научное исследование было начато в конце XIX столетия. Тем не менее, такие важные вопросы, как происхождение традиции, хронология памятников, а также некоторые проблемы изучения материальной культуры, хозяйства и социальных отношений оставившего их населения, далеки от разрешения. Главные причины — неудовлетворительная сохранность самих сооружений, ухудшающаяся с течением времени, и, еще в большей степени, разрушение помещенных в дольмены погребальных комплексов, вызванное многократным использованием погребальных камер на протяжении бронзового и железного веков, а в некоторых случаях — и в эпоху Средневековья. Большой урон наносят памятникам и современные грабители.

За последние 7 лет работы экспедиции на северных склонах Кавказского хребта только в Абинском районе Краснодарского края обследованы 22 дольменные группы и зафиксировано более 210 дольменов и их развалов. Установлено, что многие бесформенные скопления камней, не привлекавшие ранее внимания исследователей, в действительности являются остатками дольменов; при проведении раскопок они дают новую, часто неожиданную, информацию. Наряду с классическими постройками, составленными из плоских обработанных плит песчаника, обследована серия «корытообразных» полумонолитных сооружений, коробка которых вытесана из одной глыбы и перекрыта сверху плоской плитой-крышей. Обнаружен неизвестный ранее редчайший образец дольмена-монолита, высеченного в скальном обрыве. Проведенные на широкой площади раскопки 13 дольменов дают представление не только об архитектуре погребальной камеры и содержащихся в ней захоронениях, но и об устройстве околодольменных конструкций, отличающихся значительными размерами. Они включают каменные платформы и насыпи под погребальными камерами и вокруг них; прилегающие к входному отверстию дромосы; тамбуры или дворики, вымощенные и оформленные с боков каменными плитами и кладками. В ряде случаев обнаружены примеры декоративного оформления фасадных плит, нанесения на камни конструкции символических знаковых изображений — крестов в круге, чашечных углублений, змеевидных линий и т. д. Настоящим открытием последних лет стало обнаружение сюжетных композиций, состоящих из петроглифов, напоминающих схематические танцующие человеческие фигуры. Отметим, что по условиям залегания и месту в конструкции многие изображения должны быть отнесены ко времени возведения самих мегалитов или к начальным этапам их функционирования.

Сложность датирования заведомо разновременных и перемешанных археологических материалов, находимых в камерах дольменов, при очевидном преобладании остатков захоронений конца эпохи средней бронзы (не старше XXII—XXI вв. до н. э.), эпохи поздней бронзы и так называемой протомеотской культуры рубежа бронзового и железного веков (VIII–VII вв. до н. э.), заставляет искать иные пути для выяснения времени возведения самих мегалитических построек. Для этого в рамках сопровождающей раскопки программы комплексных палеогеографических и палеопочвенных исследований, проводимой совместно с Институтом географии РАН, было предпринято радиоуглеродное датирование погребенных почв из-под основания дольменов. Результаты, полученные для разных конструкций одной группы — могильника Грузинка VII, существенно различаются: в системе калиброванных дат это XXXIII–XX, XXVIII–XXIV и даже XVII–XV вв. до н. э. Разрушение же самого позднего по времени сооружения дольмена данной группы произошло из-за подмыва его селевым потоком приблизительно в VIII—VI вв. до н. э., что позволяет соотнести прекращение его использования со временем существования протомеотской культуры.

Говоря о месте кавказских дольменов среди памятников других мегалитических культур Евразии, можно отметить, что сходство, фиксируемое в их конструкции или деталях оформления, не выходит пока за рамки разрозненных, несистемных аналогий. Однако число их продолжает увеличиваться, и, видимо, неправильно будет рассматривать сам феномен кавказских мегалитов в отрыве от погребальных и культовых мегалитических сооружений из тесаного камня, представленных, прежде всего, в Западном Средиземноморье.

К.и.н. А.Н. Гей

Электронная версия издания