Введение

Полевые исследования Института археологии: старые и новые маршруты

Полевые исследования — главный источник новых материалов, питающих археологическую науку. При всей ценности археологических коллекций и полевой документации старых работ, хранящихся в музеях и архивных собраниях, как основы наших знаний о древних и средневековых культурах, развитие археологии невозможно без новых раскопок, обеспечивающих живой контакт современных поколений ученых с материальными свидетельствами ушедших эпох. Новые полевые проекты подталкивают к постановке новых вопросов о прошлом и способствуют формированию более глубокого и свежего взгляда на многие исторические явления, отраженные в археологических древностях. Состояние археологии в любой стране в немалой степени определяется активностью и методическим уровнем полевых работ.

Институт археологии ежегодно организует около 40 экспедиций и отрядов, ведущих полевые работы на всей территории Европейской России, в отдельных географических точках Азиатской России и ряда сопредельных стран — в Средней Азии, Северной Месопотамии, Абхазии, Крыму, на архипелаге Шпицберген. При всей сложности планирования раскопок в современных условиях, экспедиционные исследования Института строятся таким образом, чтобы обеспечить изучение древностей широкого хронологического диапазона, от раннего палеолита до Нового времени, с обширным охватом Евразийского пространства. Объектами исследования являются археологические памятники самых различных типов: палеолитические стоянки, торфяники с культурным слоем мезолита и неолита, курганы бронзового века, дольмены, петроглифы, античные сельские усадьбы и портовые сооружения, средневековые селища и культурный слой древнерусских городов, монастыри и усыпальницы Московской Руси. В настоящем издании собрана краткая информация о некоторых проектах, выполненных в 2006-2009 гг. Авторы статей не только представляют конкретные результаты новейших полевых работ, но и показывают, что дают новые находки для общего понимания культурных процессов прошлого, для характеристики древних обществ, средневековых государств и исторических событий, отстоящих от нас на несколько столетий.

В мировой археологии значительное место занимают долговременные полевые исследования отдельных памятников, содержащих наиболее яркие древности и выделяющихся особой сохранностью археологического контекста, древних сооружений и вещевых материалов. Продолжая сложившуюся в советское время традицию развертывания долговременных полевых программ по изучению палеолитических стоянок, античных городов Северного Причерноморья и городских центров средневековой Руси, экспедиции Института в содружестве с музеями и университетами ведут раскопки на ряде уникальных памятников, таких как Зарайская палеолитическая стоянка, поселение энеолита и бронзового века Телль Хаз- на в Сирии, античные города Танаис и Фанагория, средневековый Новгород и Старая Рязань. Археологические мегапроекты подобного рода позволяют ставить масштабные научные задачи, последовательно, шаг за шагом, раскрывать стратиграфию поселений и планировочные структуры на больших площадях, собирать и систематизировать огромные массивы вещевого материала, совершенствовать приемы исследований, используя уже накопленный опыт работ и знание специфики памятника. Впечатляющие результаты, полученные за последние годы, показывают, что потенциал этих знаменитых памятников далеко не исчерпан, и постоянное присутствие исследователей на ключевых археологических объектах остается важнейшей составляющей общей стратегии полевых работ.

С другой стороны, для успешного развития археологии, как и любой другой науки, необходимы смена маршрутов, новые поиски, попытки проникновения в те исторические эпохи и географические области, древности которых пока еще малоизвестны или вовсе невидимы. Чтобы ставить новые вопросы о прошлом, археолог должен обладать способностью преодолевать притяжение тех памятников, названия которых уже прочно вошли в археологические издания. Целенаправленный выбор для раскопок новых объектов часто позволяет обозначить и раскрыть те культурные явления и события исторической жизни, которые остались бы вне нашего поля зрения при продолжении работы лишь в традиционных направлениях. Многие экспедиционные исследования Института  археологии, выполненные в последние годы, были нацелены на освоение учеными тех «территорий* прошлого, которые до недавнего времени оставались «белыми пятнами*. В рамках подобных проектов, большая часть которых финансировалась за счет средств российских научных фондов — РГНФ и РФФИ, — были открыты мезолитические культурные слои в торфяниках Урала, стратифицированные поселения бронзового века в Подмосковье, центры расселения и власти эпохи Великого переселения народов на Верхнем Дону, сложные по этническому составу населения, финский могильник первой половины I тыс. н. э. в Суздальском Ополье. Событием в археологии стало открытие памятников культуры олдована в Дагестане — древнейших свидетельств расселения человека на территории нашей страны.

Характер полевой археологии в современном мире все более определяется охранными раскопками, в которых выбор объекта для исследования обусловлен задачами сохранения древностей, оказавшихся на участках современного строительства. В 2000-х гг., в эпоху строительного бума, общий объем охранных раскопок в России намного превысил объем полевых работ, проводившихся в рамках чисто научных проектов. В этой ситуации остро встал вопрос об обеспечении приемлемого методического уровня спасательных раскопок, о более четком определении их научных задач, о привлечении к ним специалистов, способных не только к техническому документированию, но и к научному осмыслению археологических материалов. Спасательные раскопки, проводившиеся экспедициями Института в 2006-2009 гг., дали редкую возможность раскрыть большие участки древних и средневековых поселений, исследовать некоторые памятники на всей площади и проникнуть в те точки, которые в обычных условиях малодоступны для археологов, например в центральную часть исторических городов с их плотной современной застройкой. Эти раскопки дали возможность значительно продвинуться вперед в изучении средневековых городов — Ярославля, Владимира, Новгорода, Смоленска, Москвы, и выявить уникальные археологические комплексы, связанные с разгромом Северо-Восточной Руси монголами, среди которых — массовые захоронения в Ярославле и брошенные запасы янтаря во Владимире. Археологам удалось получить представление о ранее неизвестных типах средневековых погребальных памятников на Кавказе в ходе раскопок в зоне затопления Зарамагской ГЭС, собрать ценные материалы для изучения древнего и средневекового расселения и погребальных традиций на территории современной Калининградской области, бывшей Восточной Пруссии. Благодаря охранным раскопкам постепенно формируется новая база для изучения целого ряда проблем древней и средневековой истории, которые еще недавно были недоступны из-за отсутствия источников.

Наконец, в самой практике и исследовательском инструментарии полевой археологии в последние десятилетия произошли серьезные изменения. Усовершенствовались методы проведения полевых работ, приемы поиска и выявления памятников, подходы к расчистке древних сооружений и вскрытию культурных слоев, стандарты составления полевой документации. Современные технические средства сделали возможными значительно более точную фиксацию памятников древности, создание документации, подробно отражающей их мельчайшие детали и, таким образом, продолжающей их жизнь после раскопок. Использование «тонких методов» разборки культурного слоя, промывки и просеивания грунта, позволяет осуществлять более полный сбор вещевых материалов, извлечение из раскопов тысяч мелких находок, которые прежде уходили в отвал. Материальный мир средневековья наполнился множеством ранее невидимых предметов.

С другой стороны, охранные раскопки на больших площадях впервые представили полную планиграфическую картину поселений и могильников, столь необходимую для воссоздания их целостных планировочных структур, пространственной организации жизни и погребальной практики. ГИС-программы и сотрудничество археологов с географами, почвоведами и палеоботаниками обеспечили более точное видение археологических памятников в пространстве и в контексте палеоландшафта. Новые проекты по исследованию Проверено правописание первой тысячи слов наскальных изображений Пегты- меля, дольменов Кубани, поселений с симметричной планировкой на Северном Кавказе, средневековых памятников Белозерья — прекрасные примеры совершенствования методов полевой археологии, рождения новых технологических приемов как внутри самой археологии, так и на стыке ее с другими науками. Они открывают для нас современную полевую археологию не только как средство количественного приращения материалов, дополняющих уже существующие собрания древностей, но и как качественно новую форму познания прошлого, делающую его картину более осязаемой и достоверной.

Директор Института археологии РАН,

чл.-корр. РАН

Н. А. Макаров

Электронная версия издания